09:57

Сергей КУНИЦЫН: "После беседы с Януковичем мы решили зарыть топор войны"

Градоначальник Севастополя рассказывает, почему он был вынужден повысить жилищно — коммунальные тарифы для обеспеченных горожан, объясняет, зачем депутаты от Блока Куницына вошли в крымские органы власти, и делится, как сохранить хорошие отношения и с Ющенко, и с Януковичем.

"АДМИНИСТРАЦИЯ ДЕЛАЕТ—ГОРСОВЕТ КРИТИКУЕТ"
—Сергей Владимирович, городской совет Севастополя не устает вас критиковать за решение месячной давности—приказ о повышении тарифов на услуги ЖКХ. Как ответите на критику?
—А у нас это уже стало традицией: администрация занимается конкретными делами—строит дороги, школы, реконструирует центр, приводит в порядок памятники, а городской совет собирается раз в месяц—и нас критикует.
—Даже реже, чем раз в месяц,—летом у депутатов каникулы.
—Да, два месяца отдыхают. Очень устают, наверное.
Так вот, летом и премьер — министр, и министр жилищно — коммунального хозяйства не раз заявляли: те регионы, где тарифы на услуги ЖКХ не покрывают себестоимость услуг, не получат ни газа, ни денег из госбюджета на строительство и реализацию социальных программ. Более того, нам пообещали, что регионы, которые выиграли международные гранты (а таких регионов в Украине всего три, в том числе Севастополь), тоже денег не получат. Мы выиграли грант на 53 миллиона евро: Европейский банк реконструкции и развития был готов профинансировать реконструкцию тепловых сетей. Конечно, потерять такую сумму—это был бы большой удар для города.
Севастопольские тарифы уже три года не пересматривались. Сейчас они—самые низкие в стране, покрывают только 24 процента себестоимости услуг. Например, в Севастополе одна единица тепла—гигакалория—стоит 88 гривен, а в соседнем Симферополе—283. Вдумайтесь: почти в три с половиной раза больше! А в Одессе—еще больше: 332 гривны.
—Но ведь так было и раньше, а поднимать тарифы не приходилось.
—В прошлые годы мы умудрялись как — то выкручиваться: продавали землю, перевыполняли бюджет и за счет этих денег покрывали разницу в тарифах. Теперь лафа закончилась—кризис. Я предлагал горсовету найти другой вариант. Продать рестораны, магазины в центре города, землю под автозаправками—выручить деньги и пустить их на компенсацию тарифов. Не получается. Огромную гостиницу "Севастополь" в самом центре города (она, по моим подсчетам, стоит миллионов 20 долларов) депутаты продали за три с половиной миллиона. Если бы продали за 20, можно было бы ничего не повышать.
Ситуация сложилась такая, что искать варианты было некогда. Правительство поставило нам ультиматум: не повысите тарифы—не сможете начать отопительный сезон. А через две недели уже будет пора начинать отопление. Так что же мне—ждать, пока депутаты "родят" новые тарифы? Они не "родят", потому что им нужно готовиться к выборам президента. Они об этом открыто говорят: мол, перед выборами тарифы повышать не будем. Зато после выборов повысят не в четыре раза, а в восемь.
—Но вы — то до выборов ждать не могли...
—Мы использовали все методы. Обращались за помощью и к президенту, и к премьер — министру, и в СНБО. Везде получили один ответ: "Повышайте тарифы, иначе зимой будете мерзнуть". Никаких поблажек. Я видел, что через несколько недель в городе возникнет чрезвычайная ситуация. Если Севастополю не дадут газ—закроются школы, детские сады, роддома, больницы. В городе начнется всплеск простудных заболеваний, трубы от холода полопаются—ущерб будет на сотни миллионов.
А как быть с работниками коммунальных служб? Их в Севастополе 11 тысяч: водители троллейбусов, слесари, электрики, сантехники, работники котельных. Многие третий месяц не получают зарплату: тарифы низкие—денег взять неоткуда. Я наших умников — депутатов предупреждал: дождетесь, эти люди возьмут гаечные ключи, придут к вам и спросят, на что им кормить семьи. Как в 1917 году.
Так что я послал городской совет подальше и как начальник гражданской обороны Севастополя издал приказ о повышении тарифов. Но при этом, заметьте, они вступят в силу только через полтора месяца после приказа—с 1 ноября. Все это время в городе проводится разъяснительная работа, людям объясняют, что они могут оформить субсидии и тогда будут платить за коммунальные услуги не больше 20 процентов от дохода семьи. А пенсионеры—не больше 15 процентов. Нескольким категориям граждан мы будем доплачивать, чтобы компенсировать разницу. Нам ведь не нужно, не дай Бог, никого разорять. Нужно, чтобы севастопольцы, у которых есть такая возможность, платили за коммунальные услуги столько, сколько эти услуги действительно стоят. Вот и все.
Пока в Севастополе из четырехсот тысяч жителей субсидии получают всего 119 человек. Это ничтожно мало. В Черновцах, для сравнения, живут 250 тысяч человек, а субсидии получают 20 тысяч. По нашим оценкам, теперь и в Севастополе льготы будут получать 25 — 30 тысяч горожан.
—Теперь многих севастопольцев будет легко убедить, что Куницын—плохой.
—Так ведь я, слава Богу, в президенты не выдвигаюсь. Я не могу себе позволить играть в такие игры—рисковать городом ради рейтинга. Повторяю, другого выхода у нас не было. Или заморозить Севастополь, или повысить плату. Я прекрасно понимаю: это решение не сделает меня популярным. Но я в отличие от тех, кто сегодня сидит в депутатских креслах, больше забочусь не о личной популярности, а о нормальной, стабильной ситуации в городе.

"ЗЕМЛЮ У МЫСА ХРУСТАЛЬНОГО РАЗДАЛИ "БЛАТНЫМ"

—Так что, получается, Севастополь стоит на грани экономической катастрофы?
—Ничего подобного. Ситуация у нас, хотя и тяжелая, но не хуже, чем в других регионах. По размерам зарплаты и пенсии мы—на пятом месте в стране. Крым по этим параметрам—на 18 — 19 — м месте. Зато тарифы во всех городах автономии в 3 — 4 раза выше, чем в Севастополе.
Строительство у нас тоже продолжается—Севастополь ведь не зря занял в этом году первое место в Украине по уровню благоустройства. Несколько дней назад город посетил министр строительства Украины Василий Куйбида—мы ему и крымскому министру строительства Владимиру Николову устроили экскурсию по стройплощадкам. Они были просто в шоке! Мы ведь за восемь месяцев завершили первый этап строительства Банковской академии—в ней будут учиться две с половиной тысячи студентов. Построили девятиэтажное общежитие, благоустроили парк, скоро сдадим в эксплуатацию учебный корпус. В один этот проект вложено 300 миллионов гривен. Крым, для сравнения, в этом году вкладывает во все проекты, связанные со строительством, всего 47 миллионов. Строим школу — гимназию—это будет первая школа, построенная в Севастополе за 20 лет после развала Советского Союза. Построили четыре новые дороги, сейчас заканчиваем въезд в город со стороны Балаклавской развязки—из госбюджета на этот проект выделили 26 миллионов гривен. Буквально на днях в город пришли деньги—53 миллиона—на строительство двухкилометрового газопровода под Севастопольской бухтой.
Во всех больницах города прошли ремонты. В первой городской больнице (она такая же большая, как Крымская республиканская больница имени Семашко) заканчиваем ремонт отделения травматологии, приемного покоя, строим новый хирургический комплекс. Балаклава тоже преображается. Словом, несмотря на кризис, работы много.
—На днях депутаты горсовета дали инвестору разрешение достроить музей обороны Севастополя взамен на разрешение потом построить рядом, на мысе Хрустальном, гостиницу. Горсовет, получается, согласился на тот вариант, который вы и городская администрация предлагали больше двух лет назад. Как вы оцениваете этот шаг?
—Думаю, это запоздалое решение. Нельзя было столько тянуть: мемориал ведь и так строили целых 15 лет—с 73 — го по 88 — й, а потом бросили, и он еще почти 20 лет стоял. В 2006 году, когда я начал работать в Севастополе, недостроенный памятник был огорожен забором, у солдата была отпилена нога, до матроса тоже добрались охотники за металлом. У забора было любимое место бомжей и наркоманов. Хочу спросить своих недоброжелателей из горсовета—главного коммуниста Василия Пархоменко, главного "регионала" Валерия Саратова: что ж вы тогда — то делали? Чем были заняты? Почему не шевельнулись, чтобы закончить один из пяти крупнейших в мире памятников, установленных в память о Победе в Великой Отечественной войне? Недостроенный мемориал 18 лет был позором для города. Разве можно на такое закрывать глаза?
Памятник мы привели в порядок, но чтобы закончить строительство музея, нужно 100 миллионов гривен. В 2006 году мы нашли спонсоров, российских и украинских бизнесменов, которые сказали: дайте нам построить рядом с мемориалом гостиницу, а мы за это достроим музей. Администрация согласилась при условии, что сначала будет музей, а потом—гостиница. Архитекторы нарисовали шикарный проект, можно было начинать работу, но городской совет три года не давал согласия.
—Почему?
—Потому что рядом с памятником землю уже раздали "блатным", в том числе депутатам разных уровней. И горсовет целых три года мучительно решал, как же удовлетворить всех: и ветеранов, которым нужен музей, и "блатных", перед которыми тоже, видимо, были какие — то обязательства.
Теперь, слава Богу, строить разрешили—вот только инвесторов уже нет. А если бы строить музей начали три года назад, как мы предлагали, год назад он был бы уже готов.
—Недавно творческие коллективы Севастополя выступили с отчетом на главной сцене страны—в Киеве, во Дворце искусств "Украина". Тяжело дался концерт?
—Очень тяжело. На организацию выступления нужно было полтора миллиона, но горсовет, как обычно, денег нам не дал. Пришлось искать спонсоров. Точно так же, кстати, было с подготовкой к визиту Патриарха Кирилла: горсовет тогда дал всего 800 тысяч гривен, еще пять миллионов мы собирали у бизнесменов. Так и на этот раз: транспортные предприятия города выделили комфортабельные автобусы, артисты—отказались от гонораров. В результате мы привезли в Киев более пятисот артистов, в том числе ансамбли двух военных флотов. Соорудили грандиозные декорации—Графскую пристань в натуральную величину. В зале на четыре тысячи мест яблоку негде было упасть—люди даже стояли в проходах. Выступали русские, украинские, греческие, крымскотатарские коллективы, пели песни на разных языках.
В Киеве многие относились к концерту скептически: "А нужен ли в программе ансамбль Черноморского флота?", "А будут ли украинские танцы?" Из меня столько крови выпили, но мы не поддались, не прогнулись, отразили в концерте свою самобытность. Ведь Украина, украинская культура—это, извините, не только танцы в шароварах и вышиванках. И наш расчет оказался правильным: в конце двухчасового концерта все зрители, включая президента Украины, встали и устроили артистам овацию на десять минут. 1 ноября концерт будут показывать по телевидению—очень рекомендую всем посмотреть.

"С ЯНУКОВИЧЕМ ГОВОРИЛИ ПОЛТОРА ЧАСА"

—В Крыму представители Блока Куницына недавно вошли в органы власти: Сергей Казаченко возглавил постоянную комиссию Верховного Совета по приватизации, а Виталий Стадник стал вице — премьер — министром. Почему вы решились на такой шаг?
—Действительно, долгое время мы не имели в крымских органах власти вообще никаких должностей, хотя на последних выборах заняли второе место—разделили его с партией "Союз".
—Причина в том, что не нашли общий язык с крымскими представителями Партии регионов?
—Да. Вы знаете, что на президентских выборах 2004 года я возглавлял коалицию "Крым за Януковича". Виктор Федорович тогда получил в Крыму около миллиона голосов, но потом к Партии регионов примазались другие люди—они и разделили места в крымской власти после выборов 2006 года. Я вместе с командой был, по сути, выброшен на улицу. А человек, против которого я агитировал, нынешний президент Ющенко, протянул мне руку и позвал на работу. Поэтому мы в Крыму не вошли во власть, а наоборот, были в стане тех, кто настаивал на смене руководства автономии.
—И что заставило изменить мнение?
—Во время международного саммита, который проходил в Ялте, меня пригласил в гости Виктор Федорович Янукович. Мы говорили около полутора часов, разговор вышел хороший, человеческий: многое обсудили, многое вспомнили—мы ведь когда — то очень дружили. Янукович признал, что за все годы после моей отставки в Крыму не было более профессиональной команды, чем наше правительство. В итоге мы оба согласились, что сейчас время собирать камни, а не разбрасывать.
—Что это значит? Будете поддерживать Януковича на выборах?
—Об этом речь не шла. Но мы решили зарыть топор войны. Янукович сказал, что устал от того, что происходит в Крыму и Севастополе, в первую очередь в рядах сторонников Партии регионов. В крымском парламенте, как вы знаете, фракция блока "За Януковича" раскололась, из нее вышли "Русский блок" и еще шесть или семь депутатов. Бывшего лидера крымских "бело — синих" Василия Киселева исключили из партии, словом—драки, склоки, грызня. В Севастопольском горсовете—вообще неуправляемая компания собралась. Им Янукович или Азаров говорят: "Не воюйте с Куницыным, найдите общий язык!" Никакого толка. Ситуация в Крыму, по — русски сказать, достала Януковича. Он понимает, что нужны перемены.
—И в первую очередь решил наладить мир между крымскими "регионалами" и Блоком Куницына?
—На момент разговора с Януковичем я уже знал, что часть людей, которые затевали смену власти в Крыму (например коммунисты, да и ряд других партий), отказалась от своих идей. Кто — то "продался" за должности, кто — то по иным причинам передумал. Так что мы тоже согласились зарыть топор войны, но при этом я сказал Януковичу, что наш блок должен получить должности в руководстве Крыма, чтобы влиять на принимаемые решения.
—Не за горами выборы в местные органы власти. Блок Куницына, как я понимаю, будет бороться за места и в Верховном Совете Крыма, и в городском совете Севастополя.
—Да, безусловно.
—Расскажите, как вы распорядитесь властью, какую политику будете проводить после выборов? Будете ли налаживать связи с Россией, защищать интересы русских жителей наших регионов?
—Отношения с Россией мы и сейчас налаживаем. Приведу пару примеров. Когда я пришел на работу в Севастополь, у города истек срок договора о сотрудничестве с Москвой. При предыдущем губернаторе—Сергее Иванове—Юрий Лужков продлевать договор не хотел. А при Куницыне—согласился. Мы также подписали договор о дружбе с губернатором Московской области Борисом Громовым, и Подмосковье помогло нам подготовиться к 225 — летию города. Кроме того, подписаны такие же договоры с Воронежем, еще несколькими регионами России. В самом центре Севастополя, на главной площади, открыли Дом Москвы. Какие еще нужны доказательства?
В Украине есть два региона, где русские по национальности составляют большинство населения: в Крыму русских—58 процентов, в Севастополе—72. С этим нельзя не считаться. Раз Украина ратифицировала Хартию о языках национальных меньшинств—нужно ее выполнять, соблюдать и защищать права граждан, для которых родной язык—русский. Мы сохраняем этот пункт в своей предвыборной программе, отказываться от него не планируем, как и от пункта о внеблоковом статусе Украины.

"СЛУЖУ СТРАНЕ, А НЕ ПРЕЗИДЕНТУ"

—Многие считают, что поскольку глава Севастопольской администрации назначается президентом, он должен быть таким же, как президент: так же действовать, придерживаться таких же взглядов, преследовать такие же цели...
—Спасибо, вопрос понятен. У меня другая история. Мы с Виктором Ющенко сотрудничали еще при Кучме, когда я был премьер — министром Крыма, а он—премьер — министром Украины. Был момент, когда главы администраций собирали подписи о снятии Ющенко с поста. Это, кстати, затеял один из нынешних руководителей страны, не буду называть его имя. Я подписывать отказался. Сказал: "Хотите снимать—снимайте, но без моего участия". Но потом, как я уже говорил, я практически возглавлял крымский избирательный штаб Януковича. А потом, после "оранжевой" революции, я—единственный в Крыму—ушел в отставку.
—Зачем? У президента ведь нет полномочий, чтобы уволить главу крымского правительства.
—Этот шаг спас все руководство автономии. Новым людям, пришедшим к власти, нужны были разоблачения, громкие уголовные дела—и тех, кто руководил при Кучме, начали сажать. Тогда в тюрьму посадили четырех членов моего правительства. Начальник Крымской таможни провел за решеткой два года—парню всю жизнь поломали. В окружении Ющенко тогда были люди (сейчас их возле президента уже нет), которые мне говорили: "Будем сажать людей до тех пор, пока их жены не явятся к тебе и не потребуют, чтобы ты ушел с должности". Такой был уровень цинизма. Я в ответ сказал, что готов уйти, но только после встречи с президентом. Мы встретились, я пообещал Виктору Андреевичу, что оставлю пост, но попросил выпустить людей из камер и сохранить прежний состав Совета министров Крыма. Так и получилось: мой уход спас всех. Должность сохранили и тогдашний спикер Борис Дейч, и его первый заместитель Василий Киселев, и почти все министры моего правительства: новый премьер Анатолий Матвиенко (его в Крым прислала "оранжевая" власть) сменил только двух человек.
Во всей этой ситуации я был, как "злой город Козельск". Его так монголо — татары назвали за то, что в XIII веке всей ордой стояли под городскими стенами больше двух месяцев—никак не могли взять. Потом все — таки взяли, сожгли дотла, а дальше уже не пошли—сил не хватило, устали...
В 2006 году, уже после выборов в Верховный Совет Крыма, Виктор Ющенко сам сказал Януковичу, что не считает меня "своим человеком". Это было так: президент пригласил меня и Ивана Степановича Бурея, депутата от Партии регионов, при нас позвонил Виктору Федоровичу и сказал: "Пусть Иван Степанович будет спикером, поскольку Партия регионов на выборах в Крыму победила, а Куницын (он ведь тоже не мой, а ваш человек) пусть будет премьер — министром". Думаю, эти слова дают ответ на многие вопросы.
Потом Янукович встретился с нами, сказал, что очень меня уважает, но в Крыму такая ситуация: новых депутатов выбрали, нужно дать им посты... В общем, предложил встать в очередь и подождать, пока он станет премьер — министром, а потом, может быть, возьмет меня в свою команду в Киеве. Я отказался, сказал, что лучше останусь в Крыму. А через месяц меня неожиданно вызвал президент и предложил на выбор две должности: представитель президента в Крыму или губернатор Севастополя.
Поэтому говорить, что я человек Ющенко,—это неправда. Я ведь не президенту служу, я служу стране. И так по всей Украине. Например, губернатор Николаевской области—член Блока Литвина, а на Луганщине губернатор—член Партии регионов. Многие из них работали еще при Кучме, даже при Кравчуке. Да, сразу после "оранжевой" революции был период, когда Ющенко назначил главами регионов своих соратников по революции. Он, таким образом, отдал им должное за поддержку. Но многие из назначенных, к сожалению, не справились. На их место пришли другие—и сегодня подавляющее большинство губернаторов Украины назначены не по партийным признакам, а по профессиональным качествам.
От своих политических принципов я не отказывался и никогда не откажусь. Глава государства от меня этого, слава Богу, не требует. Так что я, хотя работаю на укрепление нашего государства и являюсь патриотом Украины, не забываю, что по происхождению я—русский. Для меня и Украина—мать родная, и Россия—вовсе не чужая сторона.

А. АВЕРБУХ. ("Крымский обозреватель").
Категория: Статьи о Севастополе | Просмотров: 1085 | Добавил: sewastopol | Рейтинг: 0.0/0
Добавление комментария
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Опрос
Какой стадион нужен севастопольскому футболу?
Всего ответов: 205

Расписание киносеансов, концертов - смотрите в нашей АФИШЕ СЕВАСТОПОЛЯ


Случайные фотографии








Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0